• RU | EN | DE | CN


Алтайское краевое Законодательное Cобрание

Боженов Сергей Никифорович 1917-1998

Боженов Сергей Никифорович 1917-1998


Рассказывает сотрудник аппарата АКЗС Д.В. Боровиков:

Мой дед по матери, Сергей Никифорович Боженов, был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию 1 сентября 1938 года из Красноярского края. Служил на Дальнем Востоке в 35-й стрелковой дивизии,352-й стрелковый полк. С 40 года - в составе 15-й армии Дальневосточного фронта. К началу войны дослужился до лейтенанта. В июне 1941 он получил отпуск и поехал к родителям в Красноярский край. Начало войны застало его в поезде. На ближайшей станции он сошел и поехал обратно в часть. Родителей он увидел только через пять лет. Он, как и многие другие офицеры, сразу подал рапорт с просьбой отправить его на фронт. Но на восточной границе тоже надо было держать значительные силы из-за угрозы со стороны Японии, поэтому на войну его отправили только в следующем году. К этому времени дедушка стал старшим лейтенантом и командиром стрелковой роты.

В марте 1942 года на Дальнем Востоке для отправки на фронт формируется новое подразделение - 422-я стрелковая дивизия, куда он переходит служить в составе 1392 стрелковый полк 422-й стрелковой дивизии. До 10 июля 1942 года личный состав усилено занимался боевой и политической подготовкой на Дальнем Востоке. 10 июля был получен приказ об отправке дивизии на фронт. 30 июля последний эшелон разгрузился на ст. Гумрак, близ Сталинграда. Дивизии было приказано занять полосу обороны по восточному берегу р. Дон. Однако тут же был получен другой приказ: передислоцироваться на южные подступы к Сталинград (100 километровый марш проводился частично на автотранспорте). Дивизия вошла в состав 57-й армии под командованием генерала Ф.И. Толбухина и заняла позиции на юге от Сталинграда, в районе нынешнего села Червленое Волгоградской области и железнодорожной станции Тундутово (ныне – станция Канальная). Задачей дивизии было не допустить выхода немцев к Волге южнее Сталинграда и к южным окраинам Сталинграда (городу Красноармейск и станции Сарепта).

Полк, в котором служил дедушка, принял боевое крещение в боях за высоту 120,0 и 118,0, и железнодорожный Лесопитомник. Тяжелые бои шли с 20 по 25 августа 1942 года. В некоторые дни дивизия выдерживала до 20 танковых и пехотных атак за сутки. Самый серьезный бой был 25 августа, в ходе него в полку, где служил дедушка, осталось 200 человек. В результате немецкие войска не смогли прорвать линию обороны и выйти к Волге.

Бои велись в открытой степи, где не было никаких возможностей укрыться ни от танков, ни от авиации. Это было особенно непривычно для дедушки и его боевых товарищей, сибиряков и жителей Дальнего Востока.

Затем дедушкина дивизия была переведена в состав 64-й армии, и переброшена ближе к городу. 19 сентября армия начинает наступление с конечной целью соединиться с 62 армией. Дивизия, в которой служил дедушка, штурмует поселок Ельшанку, ныне микрорайон Волгограда.

За два дня боев - 19-2-го сентября - в 1392-м стрелковом полку потери составили 179 убитыми, 523 ранеными, то есть больше трети всего наличного состава. Велики были и потери противника - до 3-х рот пехоты, 6 минных батарей, 17 дзотов с расчётами, 25 огневых точек с расчётами, 1 танк, 2 наблюдательных пункта. В этом бою 20 сентября Боженов С.Н. и был ранен в ногу.

После ранения он полгода лечился в госпитале и получил инвалидность второй группы. После выписки он был назначен военным комиссаром в село Заветное Ростовской области, где он познакомился с медсестрой Раисой Георгиевной Ковгановой и в 1944 году женился на ней. До конца жизни он, коренной сибиряк, жил на Юге, недалеко от тех мест, где довелось сражаться с врагами.

Два месяца, которые он провел на фронте, кажутся недолгим сроком в сравнении с почти 4-мя годами войны. Но, как известно, большинство солдат в Сталинградской битве выбывали из строя еще быстрее. После войны дедушка наводил справки о своих боевых товарищах и не смог найти никого.

За участие в боях был награжден орденом Красной Звезды.

Как и многие люди того времени, дедушка был очень принципиален. После войны он отказался от положенных льгот по инвалидности, объяснив это тем, что он может работать, а миллионы людей нуждаются в помощи больше него. О войне рассказывал охотно, в том числе о некоторых курьезных эпизодах. Но когда родные спрашивали его, боялся ли он когда-нибудь на войне, он отвечал: «На войне всегда страшно».

Возврат к списку